«Война была вчера». Как драматург Наталья Ворожбит сняла фильм «Погані дороги»

Элиз Доджсон «The Gardian» в некрологе назвал королевой международного театра. Она одна из ключевых персон в творческом становлении Ворожбит. И она же в 1999 году организовала мастер-классы в Москве, которые привели к созданию Театра.doc. А в 2011-м в Украине запустила программу для украинских драматургов.

Лондонский Royal Court – престижная театральная площадка. В свое время именно здесь были поставлены первые пьесы Сэмюэла Беккета, Джона Осборна, Сары Кейн.

Центром международного движения была Элиз, которая умела так посмотреть на драматурга, что он чувствовал себя богом. Настоящее искусство может изменить, если не мир, то человека. И иногда нужен кто-то сильный и со связями, кто может открыть имя автора миру. Именно это и делала Элиз – в Украине, Мексике, на Кубе. Список стран можно продолжать бесконечно.

– Элиз меня открыла для британской публики. У меня было шесть постановок в Великобритании, в том числе в Ройал Корте и Шекспировском театре. Это все благодаря ей. Что нужно? Чтобы в тебя поверил человек, который имеет возможность реализовать твои проекты. Она верила, она заказывала мне пьесы. Говорила – пиши, о чем хочешь. Вот тебе тысячу фунтов, я от тебя жду тогда-то пьесу… Я ее даже подвела один раз. Но она потом эти деньги у меня не забрала.

Ты не написала ей пьесу?!

Написала полпьесы, а дальше не смогла. Не пошло и все. Это до войны было. Но у нее же украинские корни – она особенно трепетно относилась к украинским драматургам. Меня выбрала… И когда ее не стало, я подумала – ну все, эта страница в моей жизни завершена. Потому что без Элиз, я как без ангела. Ангела-продюсера. То же с Юрой Минзяновым – человек доверил мне нулевой снимать кино.

По иронии судьбы знаковую для Украины пьесу о Голодоморе Наташа написала в нулевые в рамках программы Royal Court для российских драматургов.

– Почему ты, живя в Москве, взяла тему Голодомора?

– Потому что хотелось быть украинкой в этой компании. У меня всегда была такая потребность. Хотелось говорить о наших проблемах и о нашей истории. Меня всю жизнь коробило это «Наташа фром Раша» – за границей до определенного момента считалось нормой так говорить.

И, кроме того, в детстве эту тему я для себя отметила, как страшную и важную, потому что бабушка и дедушка периодически что-то рассказывали. Но я думала, что ближе к 60-ти за нее возьмусь. А тогда, когда мне тридцати не было, я так ляпнула, а они (британцы) уцепились за нее. Они же чувствуют потенциал. Тем более, они поставили задачу – это амбициозный проект шекспировского размаха, вы не должны себя сдерживать. Это может быть историческая драма, действующих лиц может быть сколько угодно. Таких задач драматургам не ставят никогда – говорят обычно на трех стульях разыграть пьесу.

Из десяти пьес, написанных в рамках британской программы для российских драматургов, было отобрано две. Одна из них об украинском Голодоморе – «Зернохранилище». Поставили ее в престижном Шекспировском театре. Название премьерных показов в Лондоне «Русские сезоны» заменили на другое.

Добавить комментарий